September 19th, 2017

Наталья Павлищева

Про Матильду.

Приглашаю к разговору о МАТИЛЬДЕ.

Не фильме, но самой Матильде Феликсовне Кшесинской.

Совсем скоро на экраны выйдет фильм «Матильда», по сценарию которого я написала роман с таким же названием.

Фильм не видела (сценарий и готовая картина не одно и тоже), но в сценарии, уверяю вас, и намека на оскорбление чувств кого бы то ни было нет.

В книге тем более.

И все же о самой Матильде Феликсовне, её непростом характере и жизни вокруг хотелось бы немного рассказать.

Несколько последующих постов будут посвящены жизни балерин (вы знаете, что таковых в конце XIX века в Санкт-Петербурге было всего… пятеро?), балета вообще, Мариинского театра, Санкт-Петербурга и всей Российской империи. По каждой из этих тем я в каждом посте буду рассказывать понемногу.

Поверьте интересно.

Все сведения собраны по крупицам из самых разных книг.

Кому-то прочитанное пригодится, кому-то будет просто интересно.

Матильда Феликсовна Кшесинская.

Они написала мемуары – тщательно «причесанные», не верить которым нельзя, но верить стоит с большой осторожностью.

Справочники сообщают, что Матильда родилась в семье знаменитого танцовщика польского происхождения Феликса Ивановича Кшесинского 19 августа (1 сентября) 1872 года и была младшей дочерью в огромном семействе (у её матери в первом браке было девять детей, из которых выжили пятеро, а во втором четверо, младшая – Матильда, Маля).

Феликс Кшесинский был знаменитым «мазуристом», то есть, блестяще исполнял мазурки на сцене Мариинского театра и обучал своему умению других. Многочисленные уроки и положение ведущего танцовщика позволяло Феликсу Ивановичу содержать большое семейство без проблем.

Кем могли стать дети, буквально выросшие за кулисами театра? Да, они стали танцовщиками и балеринами. Старший брат Иосиф Феликсович был солистом Мариинского долгие годы, старшая сестра Юлия тоже танцевала в Мариинке, но лишь корифейкой (позже объясню, что это такое), а самая младшая Маля, которую в театре называли Кшесинской-2, стала примой-ассолютой. Конечно, не без помощи покровителей, но благодаря собственным данным и своему труду. Можно сколько угодно протежировать своей пассии, но если она не способна танцевать, любые усилия пойдут прахом.

---------------------------------------------------------------

Что такое прима-ассолюта?

Придется объяснить раскладку «должностей» в балете того времени, которая весьма отличается от нынешней.

По окончании училища (а тогда нынешняя Академия Российского балета была составной частью Театрального училища на Театральной улице, ныне улице Зодчего Росси) все балерины и танцовщики зачислялись в труппу Мариинского, либо Большого театра Москвы (Мариинка была главной сценой Императорских театров) на должность артистов кордебалета.

Михаил Фокин, будущий знаменитый балетмейстер, вспоминал, что зарплата в месяц составляла 66 рублей 67 копеек. Много это или мало, разберем позже.

Кто-то оставался в кордебалете навсегда и был вполне доволен своим положением «у воды», самые способные получали небольшие роли, потом роли побольше, потом главные.

Что такое «у воды»? Это последний ряд артистов кордебалета, стоящих у задника сцены, они меньше всего видны зрителю, зато чувствуют себя свободней. Часто задники бывали расписаны пейзажами с озером, рекой, морем, потому и говорили «у воды».

Если артистка кордебалета находила богатого и главное щедрого покровителя, но при этом не обладала бешеным честолюбием, она оставалась «у воды» до пенсии, наступавшей через двадцать лет службы.

В пользу артистов кордебалета ежегодно в декабре давали бенефис, в котором обязательно участвовали все ведущие солисты и примы. Сбор от бенефиса шел в пользу тех, кому он посвящался.

Следующая категория – корифейки.

Эти уже перемещались ближе к рампе, получали роли, позволявшие покидать стройные ряды кордебалета и хоть на минутку показать себя. В корифейках можно было застрять надолго. Но не из-за отсутствия ролей или таланта, просто не все умели требовать прибавки к жалованию или оплаты своих заслуг, а какое же начальство по доброй воле станет раскошеливаться?

Корифейки танцевали, в том числе и то, что по статусу предназначалось солисткам – следующей категории артисток балета.

Солистки – это отдельные танцы и вариации в балете, например, самый известный па-де-катр (танец четырех артисток) – «Танец маленьких лебедей». Иногда солистки танцевали главные роли в спектаклях, но только с согласия балерин, отдававших эти роли.

Балерин во времена Кшесинской было совсем немного, позже, когда на сцену уже пришла Анна Павлова, их число выросло.

Балерины – это те, под кого ставились балеты, писалась музыка, и подгонялось все остальное. Классический балет позапрошлого и начала прошлого века это, прежде всего, балерина. Её партнер скорее помощник, который выполняет поддержки, помогает красиво делать нужное число оборотов, подает руку и всегда на полшага позади.

У балерин существовали свои «партии» среди балетоманов – поклонники Пьерины Леньяни, Матильды Кшесинской, Ольги Преображенской, потом Анны Павловой, Веры Трефиловой, Тамары Карсавиной… Задачей «партийцев» было не только оглушать зал аплодисментами, бисировать, забрасывать свою пассию букетами или нести её на стуле до самой кареты, но и презрительно молчать во время выступления соперницы, а то и вовсе шикать, свистеть или кричать что-то вроде: «Наша лучше!».

И верх иерархической лестницы – примы-ассолюты.

В рождении этой категории в немалой степени «повинна» Матильда Кшесинская. О её борьбе с засильем итальянок (кстати, блестящих танцовщиц) на российской сцене в следующий раз.

Примой-ассолютой называли её соперницу Пьерину Леньяни, когда такого же добилась себе и Матильда, прим стало две. Уехала Леньяни, второй примой стала Ольга Преображенская…

Позже это «звание» исчезло, но примами мы до сих пор зовем ту, что на сцене главная (или таковой себя считает).